Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

тут такие новости, что не грех и старое вспомнить:

ПРО КОРОНАВИРУС

Далеко, в загадочной Ухани, от Большой Стены наискосок, в нестерилизованной лохани плавал незаметный вирусок. Вирус - это мелкая частица, нет ни оболочки, ни ядра, но и он, естественно, стремится выбраться из грязного ведра. Здесь, в коммунистическом Китае, больше миллиарда человек трудится, тихонечко мечтая совершить когда-нибудь побег. Хоть куда, хоть чучелом, хоть тушкой, хоть в Россию, хоть в Туркменистан, хоть в Европу - просто потому что тянет к незаполненным местам. А в Ухани - до хера народу, производят свой китайский хлам. Вирус очень хочет на свободу - в этом весь его нехитрый план.

И благодаря летучей мыши, пьющей из помойного ведра, этот вирус на свободу вышел, и пошла смертельная игра. Даже вирус понимает крепко, что большим и трудным будет путь: весь Китай - одна большая клетка, здесь ему ни охнуть, ни вздохнуть. Карантин, мобильные больницы, иглотерапевтов до хрена - если он не свалит заграницу, то наступит вирусу хана. Провести всю жизнь в родной Ухани - жалкая, никчёмная стезя. Ведь не зря же клетки разбухали, от одной к другой меня везя?! Ведь не зря огромный скоплен опыт, я же просто вирусный король! Надо бы добраться до Европы и устроить там свою гастроль!

Вирус - это опытный троянец, никакой ему преграды нет, и уже какой-то итальянец, кашляя, садится в бизнес-джет. В пиджаке Бриони (мэйд ин чина), в итальянских якобы туфлях этот представительный мужчина вышел в Риме в кашле и соплях. Но к врачам не обратился сразу, итальянец - что с него возьмёшь, и пошла косить людей зараза - стариков, детей и молодёжь.

Лучше быть здоровым и богатым, чем ущербным, бедным и больным. Вирус начал рваться к депутатам, президентам или их родным. Нужен исключительный носитель - крепкий телом, духом и умом. В идеальном случае - правитель, лучше поселиться в нём самом. Начиная с этого этапа вирус вёл подбор достойных тел. В Ватикане был какой-то папа, вирус и смотреть не захотел. Старенький, и так на ладан дышит, двинет кони в случае чего, можно было оставаться в мыши - никакого толку от него. Ищет тело вредная зараза, как и все болезни испокон. Даже влез вовнутрь принца Чарльза - там одна овсянка и бекон. Вирус по самой своей природе не желает жить на островах, Борис Джонсон тоже непригоден - тьфу, сплошное смузи и трава.

Только где-то под полярным кругом, там, где климат более суров, он обзавестись мечтает другом, - тем что даст и стол ему и кров. Вирус знает: должен быть хозяин, что ещё протянет много лет, тот кто духом смел и несгибаем, у кого других инфекций нет. Кто давно находится у власти, мантией и скипетром пропах, значит, - вирус будет к ней причастен, и корона будет при делах. Лучше тела нет на свете целом, крепче нет на свете головы, но и вирус- он не пальцем делан, он уже добрался до Москвы. Путь его был чрезвычайно труден, чуть не поплатился головой, но в конце пути сияет Путин - вечно правый и всегда живой.
promo chmyrnovich december 24, 2004 16:37 89
Buy for 100 tokens
Эта рождественская история произошла ровно семь лет назад. Я, cerf и его на тот момент жена собирались покинуть первый Гуманитарный Корпус и выкушать бутылочку «Арбатского» вина – оно не имело конкурентов по соотношению цена-качество. На часах было уже 8 часов вечера, как вдруг к нам…

(no subject)

антипрививочник валера
легко переносил ковид
и тут в ребро ему холера
ну без обид

***
все гармонирует в олеге
характер юмор интеллект
стиль привлекательность и деньги
их нет

***
Предсмертный стон, зубовный скрежет,
И женский плач, и детский писк
Его привычный слух не режет –
Абрам Семёнович – дантист.

Баллада об окончании карантина

Над страною веет триппер, или, может быть, ветрянка. Наш национальный лидер (но не тот, который с танка, тот, который с танка - умер, новый - молод и не хочет) лезет в свой секретный бункер и оттуда мироточит. Над страною вирус реет, потирая жадно грабки, или просто гонорея, в конституцию поправки нам принять они мешают, чтобы мы катались в масле, рестораны закрывают, барбершопные и ясли. 

Вне своих спортивных клубов громко плачут фитоняшки - клубы все закрыты грубо, заплывают жиром ляжки, отвисают к ляжкам сиськи, наползают подбородки, были - супер-пупер-киски, стали - жирные уродки. Чтоб вернуть былые стати, все садятся на диету, гречку жрут, и в результате в магазинах гречки нету.

Едет архипоп с кадилом и окуривает паству. Главный фронт борьбы с ковидом пролегает через кассу. Все кидают оземь шапки, головами в землю бьются, входит мэр, у мэра - лапки, у него глаза - как блюдца, он копытом землю роет, дым вокруг него клубится, он на десять тысяч коек строит новую больницу. У экранов стонут бабы - молодые и старухи, но идёт начальник штаба - положить конец разрухе. Он свои бросает речи, как говно на вентилятор, нам здоровье обеспечит главный самоизолятор.

Есть приказ - на карантине дома сядь и улыбайся, запрещается отныне выходить без аусвайса. Можно погулять с собакой (если есть у вас собака), но в перчатках и под маской - лишь до мусорного бака. Закажите пса сегодня в городской комендатуре, там же выдадут намордник, подходящий по фигуре. Вам дадут его навынос, специальными руками, чтобы самый злобный вирус не прогрыз его зубами. 

Кстати, надо разобраться, кто является причиной. Это - злые иностранцы, вирус создан мэйд ин чиной. Уж давно они хотели нас поставить на колени, и держать нас в чёрном теле, в изоляции, в болезни. Нас за занавес железный много лет загнать стремились, только это бесполезно, - так сказал наш царь-кормилец. Он сидит в надёжном месте, охраняемый богами, от него доходят вести о победах над врагами.

Над страною вирус реет, в магазин вернулась гречка, в мае греет батарея, словно доменная печка. Вся Москва охреневает, истекая потом липким, только мэр не унывает - у него запасы плитки! И пока народ не топчет в карантине мостовую, он кладёт её как хочет, бесконечно дорогую. И могли б по плитке этой провести войска парадом, только вдруг Кощей Бессмертный говорит: пока не надо!

Между тем чертовски важно для Кощея обнулиться и снимается отважно изоляция в столице. Люди скидывают маски, с поводков собак спускают, мчат толпою на участки и вовсю туда сувают! И ВЦИОМ уже подводит результаты кой-какие, незаконно это, вроде, но ведь мы живём в России!

Входит Путин в белой тоге, за спиной трепещут крылья. Можно подводить итоги, можно сказку сделать былью, правдой сделать то, что ложно, можно сделать что угодно, всё ему сегодня можно при поддержке всенародной.

(no subject)

Всех коронавирус косит массово,
Прямо, как безропотных овец...
Выпускайте Барри Алибасова -
И придёт инфекции конец!

ПРО КОРОНАВИРУС

Далеко, в загадочной Ухани, от Большой Стены наискосок, в нестерилизованной лохани плавал незаметный вирусок. Вирус - это мелкая частица, нет ни оболочки, ни ядра, но и он, естественно, стремится выбраться из грязного ведра. Здесь, в коммунистическом Китае, больше миллиарда человек трудится, тихонечко мечтая совершить когда-нибудь побег. Хоть куда, хоть чучелом, хоть тушкой, хоть в Россию, хоть в Туркменистан, хоть в Европу - просто потому что тянет к незаполненным местам. А в Ухани - до хера народу, производят свой китайский хлам. Вирус очень хочет на свободу - в этом весь его нехитрый план.

И благодаря летучей мыши, пьющей из помойного ведра, этот вирус на свободу вышел, и пошла смертельная игра. Даже вирус понимает крепко, что большим и трудным будет путь: весь Китай - одна большая клетка, здесь ему ни охнуть, ни вздохнуть. Карантин, мобильные больницы, иглотерапевтов до хрена - если он не свалит заграницу, то наступит вирусу хана. Провести всю жизнь в родной Ухани - жалкая, никчёмная стезя. Ведь не зря же клетки разбухали, от одной к другой меня везя?! Ведь не зря огромный скоплен опыт, я же просто вирусный король! Надо бы добраться до Европы и устроить там свою гастроль!

Вирус - это опытный троянец, никакой ему преграды нет, и уже какой-то итальянец, кашляя, садится в бизнес-джет. В пиджаке Бриони (мэйд ин чина), в итальянских якобы туфлях этот представительный мужчина вышел в Риме в кашле и соплях. Но к врачам не обратился сразу, итальянец - что с него возьмёшь, и пошла косить людей зараза - стариков, детей и молодёжь.

Лучше быть здоровым и богатым, чем ущербным, бедным и больным. Вирус начал рваться к депутатам, президентам или их родным. Нужен исключительный носитель - крепкий телом, духом и умом. В идеальном случае - правитель, лучше поселиться в нём самом. Начиная с этого этапа вирус вёл подбор достойных тел. В Ватикане был какой-то папа, вирус и смотреть не захотел. Старенький, и так на ладан дышит, двинет кони в случае чего, можно было оставаться в мыши - никакого толку от него. Ищет тело вредная зараза, как и все болезни испокон. Даже влез вовнутрь принца Чарльза - там одна овсянка и бекон. Вирус по самой своей природе не желает жить на островах, Борис Джонсон тоже непригоден - тьфу, сплошное смузи и трава. 

Только где-то под полярным кругом, там, где климат более суров, он обзавестись мечтает другом, - тем что даст и стол ему и кров. Вирус знает: должен быть хозяин, что ещё протянет много лет, тот кто духом смел и несгибаем, у кого других инфекций нет. Кто давно находится у власти, мантией и скипетром пропах, значит,  - вирус будет к ней причастен, и корона будет при делах. Лучше тела нет на свете целом, крепче нет на свете головы, но и вирус- он не пальцем делан, он уже добрался до Москвы. Путь его был чрезвычайно труден, чуть не поплатился головой, но в конце пути сияет Путин - вечно правый и всегда живой.

Граждане родной моей столицы! Дамы, джентльмены, господа! Нам теперь пора объединиться и размежеваться навсегда! Выстоим, товарищи, всем миром, не дадим поганому пройти! Милые, сидите по квартирам, пейте водку, господи, прости!

НЕЗНАКОМКА

В общественном московском транспорте
Дрожит субботний перегар.
Пришла весна, и – снова здравствуйте! –
Наносит вирус свой удар.

Но мы-то не боимся, граждане,
Китайской вирусной чумы,
Ведь мы насквозь обеззаражены,
И от всего защищены.

Нам в лучшее всё время верится,
За это, в общем-то, и пьём.
Мы знаем, что ‘in vino veritas’,
И, может быть, не только в нём.

Благоухая всем автобусом,
Мы едем по своим делам
И усмехаемся над глобусом,
И сострадаем пополам.

Но вот в автобус, страшно кашляя,
На высоченных каблуках,
Заходит явно пострадавшая
В коронавирусных руках.

Она вернулась из Венеции
Аэрофлотовским бортом,
Где набрала запас инфекции
Красивым сексуальным ртом.

В вечернем платье с низким вырезом,
Особой грации полна,
Бурля своим коронавирусом,
Она садится у окна.

Она сидит и кашлем давится,
Овал лица её румян.
Она, поверьте мне, красавица,
А я, конечно, - Дартаньян.

И вот я говорю ей: - Барышня!
Благословенен встречи час.
Позвольте предложить боярышник,
Я приберёг его для вас!

Держать не нужно руки чистыми,
Красавица, поверьте мне:
Глотните настоящей истины,
Которой не найти в вине…
13-12-птн

(no subject)

на окошке колосится фикус,
полыхнула розовым герань,
наплевать мне на коронавирус -
все равно я нынче буду в срань!