Alexander Smirnoff (chmyrnovich) wrote,
Alexander Smirnoff
chmyrnovich

Category:
В травмопункт я приехал, чтобы продлить мамин бюллетень. Занял очередь и открыл книжку – торопиться было некуда. Через сорок минут я обнаружил, что очередь не уменьшилась – как сидело три человека, так и сидят. Я поинтересовался – а есть ли в кабинете врач? «Тише» - ответили мне со значением – «в кабинете тяжелобольной». Я пристыжено заткнулся. В этот момент из кабинета выпорхнуло юное создание без признаков травм и умчалось в лето.

Через полтора часа вошёл в кабинет и я. Врач улыбнулся мне тонкой приветливой улыбкой. Тяжелобольных видно не было – наверное, увезли в реанимацию.
- Владимир Леонидович – представился доктор.
Лет тридцати, высоколобый, с печальными серыми глазами, он был похож на белогвардейского офицера.
- Присаживайтесь, пожалуйста. Что у вас?
- Мне нужно продлить мамин бюллетень – я протянул ему толстую историю болезни.
- Бюллетень, бюллетень – пропел он.

И погрузился в изучение материала. Там было очень подробно написано, что после тяжелых травм в автомобильной аварии мать перенесла ряд сложных операций. И ей остался полугодовой реабилитационный период. Всё это он читал двумя неделями раньше, когда приезжала моя сестра.
- Да, припоминаю. – сказал он через 15 минут. – А чего она сама-то не приехала?
Я решил, что ослышался. Посмотрел на него – понял – нет, не ослышался!
- Она пока не очень ходит – офигевая, сказал я.
- Да? Жаль. Надо было бы, конечно, её осмотреть.
Он сокрушённо покачал головой.
- Так от меня-то что требуется?
- Бюллетень – терпеливо сказал я. Я догадался, кого назвали тяжелобольным в очереди.
Через пятнадцать минут с бюллетенем в кармане я выбежал из кабинета.

Через две недели я приехал за 20 минут до начала приёма – в коридоре никого не было. Лето – не самый травматичный период. Через полчаса с небольшим со стороны лестницы появился Владимир Леонидович. Я обрадовался. И в этот же момент с другой стороны появилась какая-то старая корова в синем халате.
- Здравствуйте, голубчик – вежливо сказал доктор, берясь за ручку кабинетной двери.
- Владимир Леонидович! – возопила тётка, идя наперехват – А ведь меня позавчера ваша пациентка обозвала.
Владимир Леонидович изогнул брови. Одним глазом он пытался извиниться передо мной за непредвиденную заминку, другим внимательно смотрел на говорившую.
- Да? – спросил он заинтересованно.
- Да. Старой коровой.
И тётка ударилась в рассказ. Говорила она медленно, с одышкой, тяжело переводя дух. По рассказу, который занял 10 минут, выходило, что она и есть старая корова – заставила пациентку на сломанной ноге скакать с первого этажа на четвёртый за какими-то бумажками, которые оказались не нужны.
- Вот так. – закончила она. – Имейте ввиду.
- Конечно – с истинно врачебным участием сказал Владимир Леонидович.

Мы вошли в кабинет.
- Представляете? – спросил Владимир Леонидович, когда мы расселись. – позавчера эта вот наша сотрудница – Нина Николаевна …

Я содрогнулся. Ведь я же сидел в полуметре от них, он поздоровался со мной за секунду до этой тётки! Чёрная дыра. Это место, где время и пространство меняются местами. В голове у доктора была чёрная дыра!

И он слово в слово пересказал мне историю Нины Николаевны.
- Старая корова! – закончил он с чувством.

Каждые две недели я должен был встречаться с этим чудом природы. В следующий раз я сразу прихватил с собой пару бутылок тёмного пива – к началу приёма я не успевал.

Пива хватило ровно на полтора часа сидения в очереди, которая завистливо косилась на меня. Мне уже было пофиг – важную встречу вечером пришлось отменить. Я вошёл в кабинет, распространяя аромат «Тверского тёмного». Владимир Леонидович потянул носом и широко улыбнулся.
- Лето-то какое, а? Да-а-а. Я, знаете, поеду-ка в тверскую губернию. Там у меня приятель егерем. Возьму сына, погуляем по лесам как следует – уж леса там…Да. А грибы! Вы себе представить не можете.
«Паустовский хренов» - ласково подумал я – «выписывай бюллетень и я пойду». «Нет уж» - подумал он в ответ и продолжил, как ни в чём не бывало:

- А рыбалка! А?! Там, знаете исток Волги прямо из земли начинается. Великая река!
Полчаса пролетели незаметно.

Как и ещё две недели.
- А-а! – он широким жестом предложил мне сесть. – А уж брусники мы насобирали!
Я упал в кресло.
Тем временем он подошёл к двери и оглядел коридор.
- О! Никого нету. – обрадовался он.
Я проклял тверскую губернию. С её лесами, озёрами, болотами, куликами, грибами и егерями.

Больше я его не видел. Так он, наверное, и служит в поликлинике. Человек с чёрной дырой в голове.
Tags: изжизненное, медицина тут бессильна
Subscribe

  • (no subject)

    А ну-ка, девочка, возьми мой интеграл - Я должен видеть эту функцию счастливой, Так у меня его ещё никто не брал - Возьми по контуру, и пусть не…

  • ЭТО БЫЛО У МОРЯ

    Это было у моря, где ажурная пена, Где проехать не сможет ДПС экипаж, На скалистой горе вырастал постепенно Может — центр здоровья, может быть —…

  • ПЕСНЯ О РУБЛЕ

    Где-то в ряде чисел существует дельта, Существует дельта, строго большая нуля, Да притом такая, что найдется где-то Интервал стабильности российского…

promo chmyrnovich december 24, 2004 16:37 89
Buy for 100 tokens
Эта рождественская история произошла ровно семь лет назад. Я, cerf и его на тот момент жена собирались покинуть первый Гуманитарный Корпус и выкушать бутылочку «Арбатского» вина – оно не имело конкурентов по соотношению цена-качество. На часах было уже 8 часов вечера, как вдруг к нам…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    А ну-ка, девочка, возьми мой интеграл - Я должен видеть эту функцию счастливой, Так у меня его ещё никто не брал - Возьми по контуру, и пусть не…

  • ЭТО БЫЛО У МОРЯ

    Это было у моря, где ажурная пена, Где проехать не сможет ДПС экипаж, На скалистой горе вырастал постепенно Может — центр здоровья, может быть —…

  • ПЕСНЯ О РУБЛЕ

    Где-то в ряде чисел существует дельта, Существует дельта, строго большая нуля, Да притом такая, что найдется где-то Интервал стабильности российского…