January 6th, 2009

Снимается Кино. Немногоактная пьеска для звезд с сопровождением.

Действующие лица: Бондарчук, группа поддержки, звезды, группа поддержки звезд.

Акт первый. «Бабло»

Группа поддержки Бондарчука: Бабло! Ло-Ло-Ло! Бабло! Ло-ло-ло!

Бондарчук, в пятнистом камуфляже, с автоматом за спиной, размазывая кровь по лицу, устало идёт вдоль строя.

Останавливается, зритель видит суровый профиль, на кончике носа – капелька пота. Орёт:
- Жестче! Сопли убрать! Ничего не осталось за вашими горбатыми спинами!

Группа поддержки Бондарчука: Бабла! БЛа-бЛа-бЛа! Бабла! бЛа-бла-бла!

Крупным планом – ноздри Бондарчука. Из них струится дым, вырывается пламя.


Акт второй. Монтаж.

Бондарчук, бригада режиссеров и монтажеров. Все расслабленно сидят в креслах.

Бондарчук раздельно по слогам: Бабла на всех не хватит.

Режиссер по спецэффектам: Ну, смотри – вот бибиси энималс. Кальмар.

Бондарчук: Бляаааааа… Кальмар в космосе, да?

Режиссер, твердо: Да!

Бондарчук хлопает в ладоши: Так! Бабла нет! Сверхзадача! Нет бабла! Думайте!

Сцена гаснет.

Из темноты сцены слышны голоса монтажеров: А вот Москва-Кассиопея – помните? Да нет, это «отроки во вселенной»! Ну и мы не хуже сможем!

Акт третий. Кастинг.

Бондарчук, помрежи.


Бондарчук в шелковом китайском халате сидит в высоком кресле. На коленях подползает замреж по подбору актеров, кланяясь, подает лист бумаги.

Бондарчук читает вслух: 10 тысяч долларов съемочный день. Безруков – 15 тысяч долларов съемочный день. Хабенский… Сколько?!

Бондарчук падает в судороге на спину, изо рта идет пена.

Помрежи переглядываются.

Помреж1: На детях гениев природа отдыхает.

Помреж2 (сплевывая): Выродок, как есть выродок.

Акт четвертый. Съемки.

Бондарчук хлопает в ладоши: Камерер, кошмар! Тьфу, массаракш! Камера, мотор!

Бондарчук, в мегафон: Двигайся, дебил! (в сторону, в мегафон): Кто-нибудь оцифровывает это чучело?

Режиссер по спецэффектам: Да мы его прямо из мультфильма взяли, он и так в цифре.

Бондарчук: Массовка пошла!

Сцена гаснет.

Акт пятый. Спецэффекты.

Монтажка, Бондарчук, режиссеры по спецэффектам.

Бондарчук: Вертолет взрываем!

Помреж: Какой вертолет?

Бондарчук железным голосом: Не выдуривайся! Съемка взрывающегося вертолета из стоков.

Помреж (печально): Нельзя.

Бондарчук: Почему?

Помреж: Ты помнишь бортовой номер того вертолета?

Бондарчук: 3713. Кто ж его не помнит.

Помреж: Вот именно…

Бондарчук: Вот чего хотите, но чтоб взорвалось!

Помреж: Есть запись с китайского праздника фейерверков…

Сцена гаснет.

Акт шестой.

На сцене темно.

Слышен голос Бондарчука: Главное, камеру не выключайте, потом нарежем и скомпануем.

Второй голос: А им чего сказать? А им сказать, что снимаем продолжение Вавилона-5 на английском языке, поэтому говорить ничего не надо.

Третий голос: У нас половина ленты из Вавилона.

Бондарчук: И у них половина.

Акт седьмой. Съемки.


Бондарчук, режиссеры, актеры.

Бондарчук: Эй ты, иди сюда! (обращаясь к окружающим): Это чего за стиляга волосатый?

Гармаш: Гармаш!

Бондарчук: Массаракш! Запомни: не Гармаш, а Массаракш! Повтори!

Гармаш, тупо: Массаракш. Сергей Массаракш.

Бондарчук: Молодец!

Бондарчук вскакивает, бежит к Гоше Куценко, обнимает его: Кристинка! У меня для тебя роль-ролюшечка!

Куценко, отталкивая Бондарчука: А мне не страшно! Я – Куценко!

Бондарчук с подозрением смотрит на него, чешет в голове: Точно, лысый же совсем….

Забирается на верхнюю площадку сцены, кричит: перед нарезкой из девятой роты! Камера! Массаракш!

На сцену выезжает красный танк, начинает беспорядочно стрелять холостыми зарядами.

Бондарчук, делая квадратные глаза: Че за фигня-то, ваще?

Камерер: Валим! Валим нах, Верещагин!

Занавес.
promo chmyrnovich december 24, 2004 16:37 89
Buy for 100 tokens
Эта рождественская история произошла ровно семь лет назад. Я, cerf и его на тот момент жена собирались покинуть первый Гуманитарный Корпус и выкушать бутылочку «Арбатского» вина – оно не имело конкурентов по соотношению цена-качество. На часах было уже 8 часов вечера, как вдруг к нам…