Alexander Smirnoff (chmyrnovich) wrote,
Alexander Smirnoff
chmyrnovich

Category:

У Лёни-то Каганова День Рождения!

lleo - поздравляю!

Под катом - мой тебе подарок.



ПУТЬ ЁЖИКА

Далеко в лесу, в тайге дремучей, жил под ёлкой с самых давних пор старый, мудрый, опытный, колючий еж таёжный – маленький бугор.

Он рулил таёжными зверями справедливо, строго, много лет. Говоря по правде, между нами, ёжик был большой авторитет.

Всё из стали – мышцы, кости, нервы – не возьмёшь ни пулей, ни ножом. Этот ёж в далёком сорок первом был противотанковым ежом!

Не боялся ёжик хищных тварей, нападающих из-за угла. Изначально был о нём сценарий фильма под названием «Игла».

В жизни этот еж наелся лиха, оттого был крепок и удал. На спор поднял как-то раз слониху (что Корней Чуковский наблюдал). Он гонял в саванне бегемотов, белку бил в тайге сибирской в глаз, об еже писали Бегемотов, Мюллер, Штирлиц, и, конечно, Асс.

Как-то, заберясь на ель повыше, ежик проводил осмотр тайги. И внезапно он внизу услышал чьи-то незнакомые шаги.

Это был, конечно же, геолог, с рюкзаком огромным за спиной, он шагал туда, где утра полог занавешен бледною луной.

А вдали, в полуверсте примерно, там, где елки встали вкривь и вкось, шёл куда-то, матерясь прескверно, здоровенный и матерый лось.

Ёжик чуял – что-то не в порядке с этим подозрительным лосём. У ежа был нюх на непонятки, zсность этот ёж любил во всём.

Почему-то лось шагал в штормовке, на плечах здоровый был рюкзак, а к рогам был приторочен ловко абсолютно новый AirMac. И мигала лампочка с вай-фаем, еж увидел – аж оторопел. На хрена? (Но мы-то с вами знаем, что сигнал гринписовцам летел.)

Ежик вспомнил молодость в подполье. Маскировка – сразу понял ёж. Это ж надо выдумать такое! Только нас-то этим не возьмёшь!

С виду неприметный, неказистый, но зато умён и мускулист – ёж был у Исаева радистом. Лось был тоже, видимо, радист.

Отследить, узнать, взять на заметку – мало, ли кто шляется в тайге. Может, это враг ведёт разведку, и идёт как лошадь – буквой ге.

Только - чу! Вблизи мохнатый хищник. Чёрно-жёлтый маленький зверек (Их тут, между прочим – больше тыщи, ёж их от охотников берёг).

Так и есть – двухмесячный тигрёнок. Прямо под ногами у лося. «Надо же – совсем ещё ребёнок, но видна его натура вся. Хищник – генетическое свойство, кушать мясо, кости, требуху – весь набор нехитрых удовольствий…» - думал ёж, сидящий наверху.

Но какое странное соседство – тигр и жертва словно бы друзья. Видимо, тигрёнка кто-то с детства убедил, что мясо есть нельзя.

…Сосны и берёзы вперемежку, сопка, речка, небольшой овраг. По тайге идёт двойная слежка, под надзором строгим каждый шаг. Видит ёж – здесь ночевал геолог – две бутылки, банка из-под
шпрот. Еж увидел вдруг из-под иголок: а вот здесь свой след оставил крот.

Что за вашу мать, как говорится?! Это значит – двое против двух. Еж служил когда-то на границе и имел на эти штуки нюх.

Понял еж: разведчики, наверно. Еж иные видел времена – это он для Штирлица из Берна присылал шпионов имена. И теперь, опять попав в разведку, ёж был осторожен, как всегда: не ступал на сломанную ветку, не курил в засаде никогда.

Только ничего тут не поделать: и ежа сморил однажды сон. Ночью шишка килограмм на девять ёбнула геолога в висок.

И следы. Они идут на запад, видимо, здесь кто-то был с утра. Сапоги, четыре мягких лапы, а ещё – кротовая нора. Кто распутать должен эти нити? Кто здесь кровью обагрил траву? Никому не слышен и не виден, ёж по следу движется в Москву…


В Москве.

Надо вам сказать, что этот город ёж облазил вдоль и поперек. Очень много неприметных норок здесь устроил маленький зверек.

Всех бомжей, ментов, собак бродячих, ежик знал буквально, как родных. Он искал, как сыщик настоящий. День и ночь искал, без выходных.

Ёж с рожденья не боялся риска, шастал по окраинам в ночи. (Между прочим, он основам сыска самого Шарапова учил.)

И, в конце концов, нашёл, конечно. Здесь прошёл лосяра в сапогах. Запах – тот же, пахнет человечиной, явно находящейся в бегах.

Логово. И запахи толпою ломанулись в маленький подъезд. Ёжик дверь захлопнул за собою: лось не выдаст, так и тигр не съест.

Конура. Точнее – коммуналка. Кто и с кем тут – хрен чего поймёшь. Но зато – чекистскою закалкой обладает наш колючий еж.

Ну-ка, кто тут? Двадцать пять бутылок. Но не водка. Наш родной, «тройной». Ну, который гонят из опилок. Ёж всмотрелся – это был блатной.

Он узнал блатного по наколкам – много лет тому назад, в тайге, зэку он оскаленного волка выколол иголкой на ноге.

А сейчас он спит, ежа не слыша. Ежик притаился у дверей, и не зря: ему навстречу вышел олигарх, ворюга и еврей.

Шкаф здоровый – за два метра росту, дорогущий твидовый пиджак. Он ещё в начале девяностых стал носить причёску под ежа. Ёжик взял его тогда за жабры на торговле всякой ерундой.
Олигарх тогда был парень слабый, мелкий, недокормленный, худой. Ёж установил над ним опеку, помогал, а позже ввёл во власть. Прямо скажем: сделал человеком. На мол, хапай, разъедайся всласть.

Только ёж не кинулся навстречу – осторожен он, как всякий зверь. Раньше олигарх был человечен, а теперь – пойди его проверь. Ёжик помнил сводки Интерпола, регулярно их читал в норе, и теперь сильней прижался к полу, чтоб не видел олигарх-еврей.

На полу валялась пара шприцев – кто-то их давненько не менял. Ёж кололся, соблюдая принцип – что угодно, только не в меня.

Пахло шишками, но несколько не теми, что пришибли странника в лесу. И грибами пахло – Ёж был в теме, что-то он почувствовал в носу. Ёжик не любил такие штуки, в нос пробрался запах конопли, и со всех сторон полезли глюки. Правда, укололись и ушли.

Ёжик видел всё чуть-чуть нечетко, в лёгком наркотическом бреду, у плиты возилась с чем-то тётка – видимо, готовила еду.

Видит Ёж: знакомый профиль попы, запах мела – пахнет за версту. Вспомнил Ёж, как в школе остолопы подложили ей его на стул.

Грохотала старая посуда, в на огне шкворчала требуха. Ежик поспешил уйти оттуда. И ушёл подальше от греха.

С хатой было, в общем, всё понятно. Тигр в ней оставил чёткий след: в паре комнат - кровяные пятна, и мышей-кротов – в помине нет.

Где же крот? Вот это было важно. Где он, падла, где его нора? Пораскинув мозгом, Ёж отважно юркнул внутрь московского метра.

И на след крота мгновенно вышел, сделав по тоннелю первый шаг: от кого-то сваливали мыши. Моментально. Прямо на ушах.



Встреча двух больших авторитетов. Мимо пробегают поезда. Каждый, кто однажды видел это, не забудет, братцы, никогда.

Что там было, в общем, неизвестно. Явно не закончилось битьём, потому что к нужному подъезду Крот и Ёжик подошли вдвоём.

Рано утром глаз тут нету лишних, тихо и спокойно во дворе. Только вдруг во двор выходит хищник, сильно разжиревший к той поре.

Стало ясно: никого в квартире не оставил маленький зверек. Ну, инстинкты. (А на комбижире он бы захирел и просто слёг).

Ёж подумал, почесал иголки, лапками беспомощно развел. И зверей из этой самоволки в южное Чертаново отвёл.

Там, в уютной небольшой квартирке, среди книг, среди бумажных груд, тигр и крот, сопя в четыре дырки, масло охуительное жрут.

Ёж теперь работает на сайте, вышла даже книжка про Ежа. В общем, заходите, почитайте. Медленно. Со вкусом. Не спеша.


ЗЫ. Оказывается, не все знают первоисточник. Тыцкать сюда: http://chmyrnovich.livejournal.com/115124.html, там тоже тыцкать на ссылку.

Апд.2015: Про Тигра и Козла: http://chmyrnovich.livejournal.com/462604.html
Tags: наш ответ
Subscribe
promo chmyrnovich december 24, 2004 16:37 89
Buy for 100 tokens
Эта рождественская история произошла ровно семь лет назад. Я, cerf и его на тот момент жена собирались покинуть первый Гуманитарный Корпус и выкушать бутылочку «Арбатского» вина – оно не имело конкурентов по соотношению цена-качество. На часах было уже 8 часов вечера, как вдруг к нам…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →